Книги онлайн » Книги » Проза » Русская классическая проза » Тим Туманный - Сумрачный рай самураев
1 ... 3 4 5 6 7 ... 23 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:

- Ай-ай-ай, - как будто бы искренне сокрушался Ник. - Что ж так-то? Так жить нельзя.

- Так нельзя, а не так - невозможно. Но катастрофы в этом нет никакой. Дурак в России - больше, чем дурак. Это народный герой, ходячий миф, гештальт, ежели угодно... Посему дуракам у нас везде дорога. И шагают они по своим дурацким дорогам сплоченными рядами, как деревянные солдаты Урфина Джюса.

Потом сам собой огонек хмельной беседы перекинулся на тему "событий вокруг НТВ".

- Когда здесь в Праге было нечто подобное, - делился впечатлениями Ник, - положение спасло всеобщее единение, душевный подъем, пафос солидарности... А у вас... Грызня, возня, грязь, вонь. Очень это разочаровывает.

- Что делать, Ник? Россия потихоньку превратилась в атомное шило в заду мирового сообщества. И неприятно, и страшно, а лучше не елозить - себе дороже выйдет...

Ник засмеялся, борода его заколыхалась плавными волнами, как портьера на ветру, а из живота донесся звук такой, какой издавали бы крутящиеся в центрифуге булыжники.

Отсмеявшись, он бросил многозначительный взгляд на свой золотой наручный "Брегет" и прогудел с вежливо-виноватой улыбкой:

- Прошу меня простить, Дима. Дела, дела.

- Об чем разговор! - с жаром воскликнул Голицын, начиная привставать с кресла.

- Нет, нет, погоди! Сегодня я дал распоряжение своим юристам разработать пакет некоторых документов, касающихся нашего совместного проекта. Завтра к утру они будут готовы. Я предлагаю встретиться здесь же завтра в девять ноль-ноль. Этот пакет я передам тебе, и ты вручишь его лично в руки вашему менеджменту.

- Никаких возражений.

- Да, и вот еще... - Ник из внутреннего кармана вынул продолговатый конверт белой плотной бумаги и протянул его Голицыну.

Голицын, разумеется, изобразил легкое, недоуменное смущение, но переигрывать не стал и конвертик принял. По весу он мысленно определил: "Тысяч пять... Если стодолларовыми банкнотами". Когда вам так легко предлагают сумму, которую вы можете заработать за месяц беспробудного, бессмысленного труда, отказываться глупо. А что, прикажете делать широкие отрицательные жесты, впадать в благородное негодование и пригвождать собеседника к полу изящными эвфемизмами в духе Венички: "Ах, вдохните аромат моего гладиолуса и бросьте эти купюры себе в лицо"? Красиво, да. Для телесериала, а не для серого реала. Собственно, если он не ошибся в подсчете, то это всего лишь одна десятая процента с общей суммы сделки. Не столь уж и грандиозные комиссионные. А он трудился. Пиво пил. Чушь плел. Разве не заслужил он маленького вознаграждения? К тому же ничего взамен от него не требуют. Вряд ли ему завтра предложат провезти через границу полкило героина - не тот масштаб у этой фирмы, уровень не тот.

- Отдыхай, развлекайся, - говорил Ник, благодушно щурясь. - Мой человек доставит тебя в отель. Кухня местная достаточно... гм, любопытна. Жареное свиное колено с капустой - просто раблезианская поэма, право. И кнедлики, конечно.

И, словом, все было классно, сладко, ласково, славно. И мордовороты-секьюрити уже показались Голицыну вполне симпатичными, цивильными ребятами с поэтически-одухотворенными лицами, и швейцар в гардеробе, бережно вручающий Голицыну шляпу и плащ, внезапно превратился в Федора Михайловича Достоевского и таинственно одними губами прошептал:

- Красота не погубит, нет. Приголубит, откупоросит и бросит.

Возле выхода из кабачка уже стоял под парами белоснежный "Шевроле Блейзер". Приятно удивившись столь необычной для внедорожника расцветке, Голицын взгромоздился на "место смертника", небрежно швырнул на заднее сиденье ставший ненужным кейс, туда же присовокупил плащ и шляпу, глянул на водителя и протрезвел так стремительно, словно его схватили за ноги и сунули головой в сугроб.

"Мой человек" за рулем оказался девицей столь непереносимо-безнадежной красоты, что у Голицына в области сердца мгновенно разлился железный озноб нежности, смешанной с ужасом. Поминал всуе Божественную сущность, и небо не стало медлить с ответом. Очень оперативно. Как скальпелем по горлу от уха до уха. "Ос-с!".

Она была похожа на гоголевскую панночку в черном мини-платье, обтягивающем тело, как облекает руку перчатка из змеиной кожи. Волосы посребренно-черные, как колодезное дно, пышно-воздушные, до плеч. В сумрачно-синих, чуть удлиненных к вискам глазах, трепетали пляшущие огоньки, как бы болотные огни или пламя над горящим пуншем.

Относительно же ее ног - длинных фантастически, стройных, как у топ-модели хай-класса, у Голицына сложилось убеждение, что они выточены из несуществующего в природе материала, вроде живого и теплого, загорелого мрамора или золотой слоновой кости.

Голицын понимал, что вероятнее всего, он выглядит, как закомплексованный, прыщавый дебил-малолетка, впервые в жизни увидевший женскую обнаженку. Но поделать с собой ничего не мог, не мог отвести глаз... Оставалось только взреветь страстным козлиным тенором: "Тольк-а-а р-а-аз быва-е-ет в жи-и-зн-и-и встр-э-э-ч-а-а!"

Но реветь он не стал, а просто сказал, сколько мог спокойным голосом:

-Позвольте представиться: Голицын Дмитрий.

Девица глянула на него искоса и отозвалась без улыбки да и вообще без какого-либо выражения:

- Алиса.

Познакомились. Она говорит или, во всяком случае, понимает по-русски.

Самое время начать непринужденно-светскую, искрящуюся ненатужным остроумием и блестящими парадоксами, галантно-куртуазную беседу, а в голове пусто. Хоть земным шаром покати.

- Знаете, Алиса, ваш шеф рекомендовал мне попробовать кнедлики... Голицын решил ввязаться в любовь, как в драку, по-наполеоновски. - А что это за блюдо такое, вы не подскажете? Это вообще съедобно?

- Съедобно, только довольно пресно. Напоминает пирожки без начинки... Вы не ко всем рекомендациям прислушивайтесь. Я бы советовала вам "супные пирожные". Выглядят, как шоколадные, но на вкус соленые. Оригинально, пикантно.

Голос Алисы глуховато-печальный, сдержанно-иронический, обладал странным свойством: минуя сознание, падать сразу в сердце, прожигая тело, как капли кислоты.

Чтобы создать интригу в разговоре, Голицын решил прибегнуть к испытанному в постельных боях, многовековому методу всех соблазнителей, а именно к хамству:

- А шефа вашего вы не очень-то любите, я вижу, - с наглой улыбкой заметил он.

- Любовь не входит в круг моих служебных обязанностей.

"Какая уравновешенность, - невольно восхитился Голицын, - даже ресницей не повела..."

Стемнело, зажглись фонари, заполыхали витрины маркетов, столики уличных кафе заполнялись релаксирующей публикой, но волшебные красоты вечерней Праги перестали его занимать. Он весь сосредоточился на желании понравиться.

Алиса управляла автомобилем с легким небрежным изяществом, свидетельствовавшем о громадном опыте - уж в хорошем драйве Голицын толк понимал. Поговорить, что ли, на тему авто? Тоже достаточно тупо. И он задал следующий по списку идиотский вопрос, хотя и знал, что если задавать такие вопросы методически, рано или поздно за умственное плоскостопие получишь по мозгам.

- А что входит в круг ваших служебных обязанностей?

- Шофер-референт и киллер по особым поручениям. Устраняю неугодных.

Она сказала это столь естественно-просто, что было совершенно непонятно, шутит ли она или говорит серьезно.

- И многих вы так?.. - спросил Голицын с кривой усмешечкой.

- Честно говоря, давно статистику не поднимала. Но можно сосчитать: я потом всегда помадой на зеркале в прихожей звездочки рисую.

- Хм. - Голицын задумался. - Странно это. Мало верится. Не производите вы, уж простите... Да и шеф ваш не показался мне столь уж зловещей фигурой. Напротив, забавен даже.

- Он был бы еще забавнее, если бы поменьше пекся о судьбах родины, проговорила Алиса сухо.

- По моему, он был искренен, - возразил Голицын - Красиво про корни говорил, про сладкий дым отечества, тыры-пыры...

- А про пепел отечества ничего не сказал? Про топоры на дым отечества понавешенные? Про русский беспредел - "Апокалипсис сегодня и ежедневно"?

- Как будто бы нет... Хотя, я мог и забыть. Я был несколько...

- Ничего, еще скажет, - пообещала Алиса.

- А вы, стало быть, в Апокалипсис не верите?

- Кто знает... Звездные карты, которые никогда не врут, предсказывают ближе к осени что-то не совсем ординарное... Слишком уж что-то жуткое, за сферой современных представлений.

- Доверяете астрологическим прогнозам? - позволил себе осторожное изумление Голицын.

- Все киллеры ужасно суеверны. Это профессиональное.

- А целоваться с будущей жертвой - это хорошая примета или плохая? неожиданно спросил Голицын, мысленно лаская себя находчивость.

- Конечно, хорошая. Поцелуй - лучший повод для убийства.

Вот черт! Ни с какого фланга к ней не подберешься... Но лучше уж лепить полную хрень и лабуду, чем непролазно молчать, как евнух в гареме - хуже не придумаешь.

1 ... 3 4 5 6 7 ... 23 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:
В нашей электронной библиотеке 📖 можно онлайн читать бесплатно книгу Тим Туманный - Сумрачный рай самураев. Жанр: Русская классическая проза. Электронная библиотека онлайн дает возможность читать всю книгу целиком без регистрации и СМС на нашем литературном сайте kniga-online.com. Так же в разделе жанры Вы найдете для себя любимую 👍 книгу, которую сможете читать бесплатно с телефона📱 или ПК💻 онлайн. Все книги представлены в полном размере. Каждый день в нашей электронной библиотеке Кniga-online.com появляются новые книги в полном объеме без сокращений. На данный момент на сайте доступно более 100000 книг, которые Вы сможете читать онлайн и без регистрации.
Комментариев (0)