Книги онлайн » Книги » Проза » Русская классическая проза » Тим Туманный - Сумрачный рай самураев
Перейти на страницу:

- Я от них никогда не отказываюсь. Я их просто забываю.

- А... Это правильно. Я тоже так делаю. Чтобы скрыть память о провалах, ссылаюсь на провалы в памяти.

- А хочешь, стихи почитаю? - предложил Голицын неожиданно.

- Здесь? Сейчас? - Стелла округлила глаза. - Месса в сортире прозвучала бы уместнее.

- Надо же как-то убить время, - возразил Голицын. - Или ты предпочитаешь, чтобы оно нас убило?

- Нет, конечно... Ну, читай.

Голицын прочистил горло актерским кашлем и продекламировал тихо, но не без жара:

В полдневный жар, в горах Афганистана,

Я спал с свинцом в разорванной груди,

Сочилась кровь, словно вода из крана,

И ветер плакал, будто муэдзин.

Куст анаши, патроны, том Корана,

Сон смерти мрачно карты тасовал,

Во имя чье уснул я слишком рано.

Уснул нелепо, страшно, наповал?

И снился мне сияющий огнями

Вечерний пир в родимой стороне,

Меж юных жен, увенчанных цветами,

Сидел старик, почетнейший в стране,

Которой затянул на шею петлю,

И табуретку выбил из-под ног,

Которую он бросил в это пекло,

Поскольку лучше выдумать не мог.

Нас много в этой мясорубке-яме,

Напрасной крови полной до краев,

А он один, как в золоченой раме

В немеркнущем сиянье орденов...

- Лермонтова напоминает? Нет?... Только ты на Брежнева зря гонишь. Ничего старик уже давно не решает. Еле-еле дышит, на уколах да на Джуне. Вряд ли он эту зиму переживет...

- А, по-моему, он вечен.

- Как архетип - да, а как личность - тленен, как все.

- Дай-то Бог...

- Зря ты так, - покачала головой Стелла. - Вспомнишь его еще с тихим умилением. Придет какой-нибудь Андропов...

- По фигу. Все равно во все времена на российском троне будут сидеть тронутые... Лишь бы меня не трогали. Я еще хочу пожить. Хочу посмотреть финал чемпионата мира по футболу.

- А зачем? - Стелла пожала плечами. - И так же исход ясен...

- Серьезно-о? - протянул Голицын и разулыбался бестактно. - Ну, поделись.

- На здоровье. В финале Италия надерет зад фрицам "три - один".

- А кто забьет? - делая деловито-озобоченное лицо, осведомился Голицын.

- У Италии Росси, Таделли и Альтобелли, а у немцев - Брайтнер.

Такая категоричность могла расшевелить и самого стойкого скептика.

- А я дурак, на бразильцев поставил, - загрустил Голицын.

- Мне отец тоже написал, что он на них рассчитывает, - сообщила Стелла со вздохом. - Но это зря. Они итальянцам продуют "три-два"...

- Нострадамус! Туши свет, кидай гранату.

Стелла снова пожала плечами.

- Сам увидишь.

- Да уж хотелось бы увидеть...

- Ну давай тогда на "три-четыре" попробуем вариант "камикадзе", предложила Стелла.

- Тогда, в лучшем случае, футбол увидим на том свете, - иронически скривился Голицын. - Надеюсь, что и там смотрят...

- Ты не понял. Помолимся, вызовем "божественный ветер".

- А, ты в этом смысле... Не умею я молиться. Как-то это... унизительно что ли?

- Разве можно унизиться перед тем, кто неизмеримо выше тебя? изумилась Стелла всерьез.

Она зажмурилась. Закрыла лицо ладонями, проговорила еле слышно: "Ну, банзай..." Потом отняла руки от лица и, улыбнувшись лучезарно, объявила:

- Все! Готово дело.

- Что готово? - недоуменно спросил Голицын.

- Ушли "духи". Путь свободен, не взирая на то, что свобода беспутна...

- Куда ушли? Почему?

- Я почем знаю? По духовным делам. Или по-большому захотелось.

Голицын не успел среагировать, а она уже вскочила на ноги, выпрямилась во весь рост и радостно замахала руками. Голицын судорожно сжался в ожидании кинжального огня, но скалы приветливо молчали.

Такой ее Голицын запомнил навсегда: совершенно черная от пота панама, пыльный камуфляж, "Калашников" на груди, бронза лица и лазурь глаз. Счастливо скалящаяся абсолютная амазонка...

Потом настал дембель, неизбежный, как торжество правды на Земле. Вступив в Термезе на землю родную, советскую, Голицын и Стелла первым долгом, как и положено, землю эту поцеловали и уже долгом вторым в первой попавшейся забегаловке напились до немеркнущего сияния, благо было и что вспомнить, и кого помянуть... Хотя, какое тут к черту "благо"?

До Ташкента ехали поездом. Хотя в Афгане Голицын ни наркоту не толкал, ни валютой не спекулировал, кое-какие шмотки и непременные "чеки" у него с собой были. Спустили все сразу же по дешевке проводникам: за водку, за отдельное купе. Целый день просто пили, и ночь целую пили друг друга, и чем больше пили, тем острее становилась жаркая жажда... Тогда же они и поняли, что ничто так ни пьянит, как пустота лунного света в стакане, и ничто ни запоминается так, как никогда не сказанные слова.

Денег осталось 113 рублей - аккурат на два билета на "аэробус" до Москвы. Однако уже в самолете Голицын сотворил по его выражению "чудовищное чудо": извлек неизвестно откуда заначку в 500 рэ - прилично по тем временам... Таким образом, по прилету в Домодедово, заезды продолжились. Сразу же зарулили в какой-то кабак и ... Дальнейшее - тьма, покрытая мраком. Амнезия. Ампутация мозга.

И до сих пор для Стелы неразрешимой мировой загадкой оставался вопрос: как же она дома-то оказалась? Отец, смертельно обиженный на нее за то, что она телеграмму не отбила, объяснил сухо и холодно: "В дверь позвонили. Я открыл и обнаружил тебя прислоненной к стене в состоянии близком к нулевому". Ничего, впрочем, не пропало: вещи, документы - все было в целости. Голицын только пропал, как-то даже неприлично бесследно. По-тихому себя ненавидя, Стелла затосковала, последовательно теряя и лицо, и всю вереницу нежно носимых масок. Она даже сделала робкую попытку отыскать Голицына через адресный стол, но там с ее запросом даже связываться не стали, едва услышав фамилию. "У нас все Голицыны уехали в восемнадцатом году. Вы в Париже поискать попробуйте, девушка".

В институт же Стелла, не взирая на выдающиеся и даже боевые заслуги перед партией, правительством и народным хозяйством в целом, смогла поступить только со второго захода. И вот, уже когда и угли зарубцевались, и шрамы затянулись пеплом, Голицын соизволил вынырнуть, как "морж", из проруби небытия. Совершенно на голубом глазу он поведал, что и он ее искал, но на фамилию "Вронская" получил примерно те же рекомендации. Он уже отучился три курса в "Плехановке", но тут счастливая звезда... Короче, он все бросил и перевелся в ее Институт, не испугавшись приобретаемой посредством этого шага репутации законченного придурка...

- Ты помнишь, я как-то делал тебе грязное предложение руки и сердца? спросил Голицын таким беззаботным голосом, что Стелла сразу насторожилась.

- Что-то такое смутно припоминаю, - отозвалась она напряженно.

- Самое время настало совершить роковую ошибку. Понимаешь, как это ни подозрительно, в предках моих проснулись родительские инстинкты. Они тут слегка подсуетились... Короче, у меня появилась возможность перебраться на учебу в Лондон.

- Поздравляю, - сухо сказала Стелла.

Ее почему-то на жаре бросило в дрожь. И в груди разлился колючий, жидкий лед. Почему, черт возьми? Да потому, что он сейчас ее поставит перед выбором, которого у нее заведомо нет...

- Я могу взять тебя с собой. При условии, что мы, конечно, типа узаконим отношения.

- То есть, будем трахаться по всей строгости закона? - спросила Стелла, намеренно стараясь выглядеть вульгарной и циничной. Но то ли это у нее плохо получилось, то ли Голицын решил на такие пустяки внимания не тратить, только он продолжал:

- Да, любимая. Создадим семью, сплетем ячейку сети... Весь мир положу к ногам твоим...

- И что мне с ним делать? Ноги вытирать? - криво усмехнулась Стелла.

- Постой, постой, - пробормотал Голицын. Он выглядел ошарашенным. - Я что-то не пойму... Это что, следует трактовать как отказ?

- А как хочешь, так и трактуй.

Голицын побледнел и угрюмо кивнул.

- Понятно. Рифма напрашивается... Ладно, чмоки, родная. Закрыли тему. Бай-бай!

И он повернулся и ушел. Очень просто. По военному четко и не оглядываясь. Канул, как иголка в колодец.

Стелла стояла, руки заложив за спину и покачиваясь с носочков на пяточки. По всем канонам следовало бы сейчас побежать за ним, заламывая руки, и с плачем вцепиться в его великолепные брюки хладеющими пальцами, но... Это даже труднее, чем молиться. Пусть от сгоревшей любви останется хоть золотая зола воспоминаний, и не надо ее омрачать пошлыми слезами.

Она вздрогнула: ей послышался негромкий свист за спиной. Бледнея, она обернулась, и стальная тоска играючи рассекла ей сердце со скоростью самурайского меча. "Ос-с!"

Небесный нарыв за окнами назрел, его прорвало, и началась гроза. Оглушительно сверкнуло, затем ослепительно грохнуло. Ливень рухнул прозрачным ножом стеклянной гильотины. Настал водопадный ад, и ворон пропал в его пузырящейся мгле.

Часть вторая

Удача все круче, жизнь все спокойнее, суше, страшнее, и удивительно как тебя прагматика, занесло в Прагу - град печальной магии и угрюмой, неженственной нежности? Однако занесло, как видите.

Перейти на страницу:
В нашей электронной библиотеке 📖 можно онлайн читать бесплатно книгу Тим Туманный - Сумрачный рай самураев. Жанр: Русская классическая проза. Электронная библиотека онлайн дает возможность читать всю книгу целиком без регистрации и СМС на нашем литературном сайте kniga-online.com. Так же в разделе жанры Вы найдете для себя любимую 👍 книгу, которую сможете читать бесплатно с телефона📱 или ПК💻 онлайн. Все книги представлены в полном размере. Каждый день в нашей электронной библиотеке Кniga-online.com появляются новые книги в полном объеме без сокращений. На данный момент на сайте доступно более 100000 книг, которые Вы сможете читать онлайн и без регистрации.
Комментариев (0)