Книги онлайн » Книги » Фантастика и фэнтези » Научная Фантастика » Юрий Брайдер - Евангелие от Тимофея
Перейти на страницу:

То, чем мы занимаемся, напоминает мне попытку сумасшедших бритвенным лезвием спилить телеграфный столб. Однако, если верить Ягану, длинные трусы которого со следами сорванных орденов и знаков различия подтверждают, что еще совсем недавно их обладатель занимал весьма значительный пост в здешней иерархии, нынче у государства нет более важного и неотложного дела.

Об этом, конечно, мне судить трудно. Достоверно я знаю лишь одно — мы буквально рубим сук, на котором не только сидим, но и живем. И хотя затея эта, учитывая размер сука, выглядит смехотворной, настойчивость, с которой она проводится в жизнь, настораживает. В какую голову мог прийти такой бредовый замысел? Чтобы сук (по местному — ветвяк) рухнул, траншею необходимо углубить на километр, а может быть, и больше. Мы же выбираем максимум полметра в день. Это сколько же времени и рабочих рук понадобится? А ведь какой замечательный ветвяк! Целый уезд размещается на нем — несколько десятков уже опустевших поселков, хорошо ухоженный тракт-ровняга, немалое число плантаций хлебного корня и смоляной пальмы, пограничный пост и многое другое, о чем я даже не знаю, днюя и ночуя в тесной сырой щели.

И вся вина этого ветвяка заключается в том, что где-то в зеленовато-серой смутной дали, за завесой причудливо расцвеченного радугами тумана, он соприкасается с другим, точно таким же ветвяком, но принадлежащим уже другому, враждебному дереву. И если он, как это запланировано, рухнет, наконец, срезанный ударами десятков тысяч костяных топоров, польза от этого будет двойная — и чуждое влияние пресечется и неугомонные болотники получат сюрприз на голову. Будут знать, голозадые, как отрицать Письмена и насмехаться над Настоящим Языком. А поскольку в неугодную сторону направлен не только этот единственный ветвяк, вполне возможно, что в данный момент где-то над нашими головами кипит точно такая же упорная и бессмысленная работа.

Правильно, уж если рубить, так все сразу, чтоб и памяти не осталось.

Вот только неясно, что ожидает всех нас, когда огромная древесная масса треснет от края до края, надломится и низвергнется в бездонную пропасть. Мысль эта, похоже, беспокоит не одного меня. Служивые в последнее время стараются как можно реже спускаться в траншею. Кормильцы, прихватив свой скудный скарб, постепенно перебираются во внутренние области. Пограничный пост, по слухам, еще остался, но жизни солдата цена такая же, как и жизни колодника, — ноль.

Да, интересные открываются перспективы… Вот и попробуй тут сконцентрироваться на чем-то хорошем…

— Все на сегодня. — Яган ладонями разровнял щепу в последней корзине. — Можно отдыхать.

— Негоже предаваться праздности в столь нелегкое и достославное время, — с самым серьезным видом возразил ему Головастик. — Особенно тебе, Близкому Другу. Случалось мне лицезреть тебя в этой должности. И лицезреть и внимать. Так что не ленись, наруби еще хоть полкорзины.

— Молчал бы, калека несчастный. Работаешь хуже всех, а жрешь не меньше моего.

— Ты за свою жизнь столько сожрал, что мне бы на сто лет хватило. А все дела твои были — языком молоть да пальцем указывать. Так что сейчас тебе по всем статьям положено за меня вкалывать.

— Ноги скоро протянешь, а такие слова говоришь! Тебе не с людьми, а с гадами ядовитыми жить. За болтовню сюда попал, признавайся?

— Почти.

— К неповиновению призывал или Письмена хаял?

— Песни пел. Сначала сочинял, а потом на свадьбах и поминках пел.

— За песни наказывать не положено.

— Не положено, правильно. Так меня не за песни наказали, а за бродяжничество. Я по свадьбам и поминкам ходил, этим и кормился. А тут указ вышел, что по любой из дорог только один раз в год ходить можно. Куда мне было деваться? Скрываться стал, по бездорожью пробираться, в обход постов. Вот и попал в облаву.

— Указ правильный, клянусь Тимофеем. Нечего по дорогам впустую шляться. Много вас таких по ровнягам болтается — туда-сюда, туда-сюда! А они для войска проложены да для государственных гонцов. Надо тебе — иди, но прежде подумай, поскольку возврата не будет. Про крутопутье я уже и не говорю. Если ты наверх пойдешь, то там и останешься. Или в Прорву полетишь.

— Вот ты и полетел!

— Спой что-нибудь, — попросил я, чтобы прекратить спор.

— Свадебную или поминальную?

— Давай свадебную.

— Посвящается невесте. — Он откашлялся и запел высоким, неожиданно сильным голосом:

Радуйся, красавица, сегодня,Песни пой, пляши и веселись,Завтра ты проснешься на соломе,И пойдет совсем другая жизнь.Ты узнаешь горе, стыд и бедность,Много слез прольешь в чужом краю,Про печаль забудешь только ночью,Как спасенью, рада будешь сну.Нынче хохочи над каждой шуткой,Прыгай и шали, пока резва,Скоро труд иссушит твои груди,Станет кровь холодной, как вода.Наслаждайся молодой любовью,Суженого крепче обнимай,Счастья час всегда не очень долог,Скоро скажешь ты ему «прощай».Пусть его хранит судьба крутая,От войны и Прорвы оградит,А случится вдруг беда какая,Вдовье сердце память сохранит.Свет и тьма, надежды и печали,Смерти серп и ласки сыновей,В чаще жизни мед и желчь смешались,Но об этом думать ты не смей.Лишь исполнив жребий изначальный,Ты поверишь в справедливость слов:Ничего нет горше и печальней,Чем на белый свет рожать рабов.

— Замолчи! — взорвался Яган. — За такие песни тебе смолы надо в глотку налить! Хулитель! Пустобрех!

В ответ Головастик затянул другую песню, посвященную непосредственно Ягану и почти сплошь состоящую из неприличных слов. Лишенному поэтического дара Ягану не осталось ничего другого, как швырнуть в певца пустой корзиной. Чтобы утихомирить обоих, я потребовал тишины и, отбивая такт рукояткой топора, грянул во всю силу легких:

Над страной весенний ветер веет.С каждым днем все радостнее жить.И никто на свете не умеетЛучше нас смеяться и любить.Но сурово брови мы нахмурим,Если враг захочет нас сломать,Как невесту, Родину мы любим,Бережем, как ласковую мать.

— Вот это да! — Восхищению Ягана не было предела. — Вот это песня! Не хуже, чем марш гвардейской дружины! Неужели сам сочинил?

— А кто же еще, — скромно признался я.

— Вот если бы ее на Настоящем Языке можно было спеть! — мечтательно сказал Яган. — За такую песню никакой награды не жалко.

— Нет ничего проще! — опрометчиво согласился я (вот уж действительно — черт попутал!), и те же самые куплеты были исполнены на Настоящем — то есть на моем родном Языке.

Хотя у меня и создалось впечатление, что публика ровным счетом ничего не поняла, успех превзошел все ожидания. Даже в холодных, всегда равнодушных глазах болотника промелькнуло нечто похожее на интерес. А уж про Ягана и говорить нечего! Примерно такая же реакция должна сопровождать Второе Пришествие, если оно когда-нибудь состоится: пылкий энтузиазм верующих, прозрение колеблющихся, страх безбожников.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
Перейти на страницу:
В нашей электронной библиотеке 📖 можно онлайн читать бесплатно книгу Юрий Брайдер - Евангелие от Тимофея. Жанр: Научная Фантастика. Электронная библиотека онлайн дает возможность читать всю книгу целиком без регистрации и СМС на нашем литературном сайте kniga-online.com. Так же в разделе жанры Вы найдете для себя любимую 👍 книгу, которую сможете читать бесплатно с телефона📱 или ПК💻 онлайн. Все книги представлены в полном размере. Каждый день в нашей электронной библиотеке Кniga-online.com появляются новые книги в полном объеме без сокращений. На данный момент на сайте доступно более 100000 книг, которые Вы сможете читать онлайн и без регистрации.
Комментариев (0)