Книги онлайн » Книги » Проза » Современная проза » Михаил Акимов - Мифы нового времени
1 ... 5 6 7 8 9 ... 32 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:

Шли годы. Мой отец настолько одряхлел, что уже не мог ходить в торговые ряды, и целыми днями не покидал ложа. Впрочем, ходить куда-то необходимости не было – заказчики сами приходили в наш дом, и работы меньше не становилось. Чуть позже я поняла, что Афина не удовлетворилась тем, что забрала мою мать. Исподволь, она продолжала бороться со мной, лишив мое лицо привлекательности. В детстве я обещала стать красавицей, с правильными, почти божественными чертами лица. Мои белокурые волосы вились крупными локонами, а голубые глаза сияли внутренним светом. Теперь же, мое лицо изменилось настолько, что я не узнавала себя в зеркале. Черты заострились, а кожа потемнела как у рабыни. Ввалились глаза, став мертвыми и безжизненными. А роскошные волосы поредели и повисли прямыми тусклыми прядями. Мне уже было двадцать лет, но ни один мужчина не пожелал взять меня в жены. Они заказывали ткани для своих невест и возлюбленных, обращаясь со мной так, словно я была всего лишь мужчиной и ремесленником. Даже к Уарде я относилась человечней, чем все эти молодые люди ко мне, к свободной гречанке. И, испытывая разочарование, я вновь набрасывалась на работу, чтобы забыться и показать ненавидящей меня, что моя ненависть сильнее.

Однажды я сидела у стены пристройки, давая отдых онемевшим рукам, и в этот момент Уарда ввела в наш дворик древнюю старуху. Думая, что это новая заказчица, я встала со скамьи и поклонилась ей. Старуха выглядела неопрятной, все ее одежда пропиталась пылью, пыль въелась в морщины, отчего ее лицо казалось татуированным наподобие лиц варваров. И было понятно, что у нищей старухи нет, и не может быть, денег на оплату моей работы. Хотя она могла быть чьей-то служанкой. Я молчала, выжидающе глядя ей в глаза, но старуха, вместо того, чтобы рассказать, зачем явилась, проковыляла на середину двора, бухнулась на колени и принялась обеими руками рвать свои жидкие седые космы, выражая, таким образом, крайнюю степень горя. Уарда участливо протянула руки, чтобы помочь ей подняться, но из беззубого рта вдруг понеслись неистовые крики, заставившие мою рабыню отступить.

– Арахна! – завопила старуха, заставив меня вздрогнуть. – Послушайся моего совета – перестань мстить богам! Упади в пыль и моли Афину о прощении. Прилюдно откажись от своего дара, сожги прялку и станок, покайся! И она простит тебя!

В возмущении я выпрямилась во весь свой рост, мне предлагали отказаться от последнего, что еще оставалось. От самого ценного, что было дано от рождения.

– В чем я виновата перед Афиной-Палладой? – спросила я старуху. – Может быть в том, что уже много лет являюсь источником ее зависти? Но разве это моя вина? Не я ли возносила хвалы ей во времена детства? Не я ли ей посвящала каждый кусок ткани, созданный вот этими руками? Не я ли одела ее изображение в храме? Так пусть же Афина сама явится сюда и победит или проиграет в честном состязании.

Не успела я это проговорить, как все вокруг задрожало и заходило ходуном, прогремел гром, и молния ударила о землю. Старуха рассыпалась как пыль и вместо нее я увидела прекрасную величественную женщину в белых одеждах. Ее золотые сандалии почти не касались каменных плит дворика, она словно парила, излучая немеркнущее сияние. Но лицо ее было мрачно, а рот кривился в злобной гримасе.

– Я здесь, Арахна, – воскликнула Афина. – Я принимаю твой вызов.

– Откажись, – прошептала за моей спиной Уарда. – Ты погубишь себя.

Но что ценного было в моей жизни, чего бы я боялась потерять? Не раз смертные выступали против несправедливости богов Эллады, и хотя всегда это кончалось плачевно, но есть в жизни человека что-то более ценное, чем смиренные гимны во славу Олимпа. Я поклонилась богине и направилась в пристройку, чтобы сейчас же начать состязание. Когда через пару минут я выглянула наружу, двор был пуст, Афина удалилась, возмущенная моей новой дерзостью, к богам нельзя поворачиваться спиной.

Ровно через месяц, день в день мое покрывало было готово. Никогда я еще не работала с таким тщанием. Тончайшее, почти прозрачное полотно, сверкало золотыми и серебряными звездочками, по краю вились гирлянды из цветов нежнейших оттенков, а в центре я изобразила множество сцен из жизни богов. Мои боги были такими же, как и люди, слабыми и одержимыми страстями. Минута в минуту появилась Афина-Паллада, держа в руках покрывало собственной работы. Оно было далеко не таким красивым, как мое. Посередине красовался Акрополь и сама Афина, спорящая с Посейдоном за власть над Аттикой. Как раз тот самый момент, когда богиня в шлеме и доспехах, вонзила копье в землю, из которой поднялась священная олива. Ее покрывало воспевало силу богов, в то время как мое утверждало, что боги слабы.

Афина подняла руку, и высоко в небесах я увидела золотой трон, в котором восседал сам Зевс, вызвавшийся судить наше состязание. И двенадцать светлых богов Олимпа располагались вкруг него. Все-все желали в этот день присутствовать при споре, точно так же, как было изображено на покрывале богини.

– Смотри, отец, – воскликнула Афина, – эта смертная оскорбила нас всех. Она не уважает богов.

Зевс поднялся во весь рост, выбирая победителя, и оливковая ветвь опустилась прямо в руку Афины. Она победила. Засмеявшись, обернулась ко мне и больно ударила по плечу челноком, который держала в другой руке. Состязание было окончено, боги вновь показали себя несправедливыми, падкими на лесть, тиранами. В мгновение ока потемнело небо, и золотой трон скрыли тучи, лишь Афина, потрясая пальмовой ветвью, смеялась надо мной громким смехом.

Не выдержав позора, заливаясь слезами я поторопилась скрыться в пристройке, оттолкнув по пути Уарду, кинувшуюся со словами утешения. Внутри все оставалось на своих местах, но потускнели сверкающие мотки ниток, а начатое полотно на станке, превратилось в кусок грубой неровной ткани. Мой дар был безжалостно отнят.

Тогда я свила из нитей крепкую веревку, сделала петлю, и привязала ее к балке на потолке. Меня больше ничто не связывало с жизнью. Я просунула голову в петлю и оттолкнулась от скамьи. Сладостный мрак уже окутывал все мое существо, но в эту минуту раздался скрип двери. Я почувствовала, как что-то коснулось моего, почти уже безжизненного тела и услышала такой знакомый и такой ненавистный голос:

– Живи непокорная. Ты будешь жить вечно и вечно тянуть свою нить. С утра и до вечера ты будешь ткать из нее полотно только для того, чтобы прокормиться, и все твои потомки будут нести на себе твое проклятие.

Я вновь увидела свет, и исчезающее в воздухе лицо богини. Тело мое сжалось, и с обоих боков его вытянулись восемь черных суставчатых ног, каждая из которых заканчивалась отвратительным крючком. Шея исчезла, и я не могла повернуть голову, чтобы осмотреться, пока цеплялась за край петли. Потом неуклюже упала со стуком на пол, и изо всех сил побежала в самый темный угол комнаты. Афина превратила меня в самое отвратительное и самое гонимое существо на земле – в паука.

С тех пор прошли тысячи лет. Канули в Лету боги Олимпа вместе с моим народом. Появились новые грозные боги, которые теперь безжалостно расправлялись со своими последователями. А я как ткала паутину, так и тку ее до сих пор, не в силах сбросить с себя проклятие, замешанное на самой страшной силе – на зависти. Я смотрю на вас из темного угла и очень хочу крикнуть:

– Люди, не создавайте богов! Ведь за их первоначальным очарованием грядут муки и смерть. Так было и так будет!

Но уста мои скованы печатью молчания, и история противостояний вновь и вновь разворачивается перед моими глазами, а помешать этому я не в силах.

Геннадий Лагутин

Анакреонт

О, Зевс Великий и могучий! Зевс – громовержец! О, Боги, всемогущие и всевластные! Почему вы стерли в памяти эллинов и их потомков сказание о победителе варваров, славном воине Анакреонте? В чем провинился перед Вами человек, дела которого заставляли трепетать от восторга и восхищали всю Элладу, который был героем эллинов, таким героем, что каждый юноша мечтал повторить его подвиги? Неужто так велика вина его, что, уничтожив Анакреонта, в прах превративши, вы боитесь памяти о нем? Одумайтесь, великие Боги!

Закутанный в шерстяной плащ, всадник приближался к узкому входу в Касталийское ущелье. Измученный дальней дорогой, серый конь уже с трудом передвигал ноги, время от времени ржал жалобно, словно напоминая хозяину, что необходим отдых. Однако всадник безмолвствовал. Его одолевали тяжелые думы, и ничто сейчас не в состоянии было отвлечь от них. День клонился к вечеру, становилось сумеречно, а это означало, что поутру он, великий воин Анакреонт, вступит в сражение с охраняющими ущелье от гостей непрошеных и, может случиться, погибнет в схватке. Но смерть не страшила его. Страшило его, что, погибнув в схватке с Ужасом ущелья, он так и останется в неведении, и там, по ту сторону черной реки Стикс, уже никогда не получит ответа на свой вопрос. Наконец всадник остановился и слез с коня, который даже вздохнул облегченно. Хозяин освободил его от седла, навьюченных мешков, и показал на, бьющий из-под камня, родник.

1 ... 5 6 7 8 9 ... 32 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:
В нашей электронной библиотеке 📖 можно онлайн читать бесплатно книгу Михаил Акимов - Мифы нового времени. Жанр: Современная проза. Электронная библиотека онлайн дает возможность читать всю книгу целиком без регистрации и СМС на нашем литературном сайте kniga-online.com. Так же в разделе жанры Вы найдете для себя любимую 👍 книгу, которую сможете читать бесплатно с телефона📱 или ПК💻 онлайн. Все книги представлены в полном размере. Каждый день в нашей электронной библиотеке Кniga-online.com появляются новые книги в полном объеме без сокращений. На данный момент на сайте доступно более 100000 книг, которые Вы сможете читать онлайн и без регистрации.
Комментариев (0)