Книги онлайн » Книги » Документальные книги » Публицистика » Газета Завтра - Газета Завтра 818 (82 2009)
Перейти на страницу:

Та катастрофа, которую называют "глобальным кризисом", является поломкой машины. То, какова эта машина и как она поломалась, я в какой-то степени уже обсудил, а в какой-то собираюсь обсудить в следующих статьях этого цикла. Здесь же мне важно установить, что некий глобальный политикум, являющийся совокупностью лиц, обслуживающих машину, суетится вокруг этой машины и спорит о том, что надо смазать, какой режим машине задать, куда и какое маслице залить (и на сколько именно триллионов долларов). А машина поломана.

Мне справедливо возразят, что общество является не машиной, а сверхсложной саморегулятивной системой. Что это касается любого общества, и уж, тем более, человечества как целого. Я в ответ попрошу прощения за упрощенные аналогии, с помощью которых я хочу и выявить суть происходящего, и уйти от избыточных усложнений. И спрошу возражающих: является ли все-таки политика управлением общественными процессами? А коль скоро она является оным, то что такое перестройка, сутью которой стала наиглубочайшая сентенция Горбачева по поводу процесса, который, знаете ли, пошёл?

Что же касается саморегулятивности сверхсложной системы, то дело тут обстоит так. Сверхсложная система отличается от машины способностью порождать в определенных (закритических) ситуациях нечто, прекращающее болтовню о процессе, который "пошел", и начинающее этим процессом управлять. Данная способность наличествует у сверхсложной системы в той мере, в какой эта система не отчуждена от истории.

Сверхсложная социальная система (цивилизация, человечество) обладает единственной саморегулятивностью - исторической. Наиболее ярким проявлением этой саморегулятивности является эксцесс под названием "революция". Не может быть истории без революций. И не может быть революций при полном исчерпании исторического горючего.

Вновь попрошу у читателя извинения за техническую метафору ("горючее"). Жанр вынуждает меня балансировать на грани актуального и концептуального. Что, в свою очередь, требует особой текстуальной плотности, обеспечить которую могут только метафоры. Их и использую, понимая издержки и надеясь на интеллектуальную зрелость читателя.

Меня неоднократно упрекали: "Ну, что Вы привязались к господину Фукуяме! Ну, написал он эссе под заголовком "Конец истории?". Но он же еще и вопросительный знак в конце заголовка поставил. Да и потом очень сложно себя повел. То отказываясь от своего "конца истории" и почти что присягая своему антагонисту Хантингтону, то опять с этим самым "концом истории" заигрывая".

Я уже устал отвечать, что, во-первых, сам по себе господин Фукуяма мне интересен в минимальной степени.

Что, во-вторых, в его политическом эссе важны только заголовок и степень раскрученности эссе высокопоставленными политическими читателями.

Что, в-третьих, высокопоставленные читатели Фукуямы, конечно же, восприняли эссе лишь как оду либерализму и констатацию благостности распада СССР, а также краха коммунизма и т.д.

Что, в-четвертых, сам Фукуяма, будучи учеником Кожева и ощущая себя частью как неогегельянского, так и постмодернистского интеллектуально-политического комьюнити, конечно же, придавал своему заголовку другое, более глубокое значение.

Что, в-пятых, как говорит герой Толстого, дело не в блуждающей почке, а в жизни и смерти. Не в Фукуяме, то есть, а в истории.

Следуя жанру и балансируя на грани между концептуальным и актуальным, я сейчас предложу читателю аналитику чего-то и актуального, и концептуального, а именно - статьи Александра Янова "Реалисты", "идеалисты" и Обама. Каирская речь президента США в Москве - вот что нужно России".

Я уже упоминал эту статью, опубликованную в "Независимой газете" 3 июля 2009 года, в связи с визитом Обамы, к которому статья и приурочена. Но только сейчас, после обнаружения неких странностей и выявления их природы, можно яновскую статью по-настоящему обсуждать. Всю целиком, начиная с заголовка. Каирская речь Обамы - это что? Это некий мессидж (по мне, так пустой донельзя, но я сейчас не собой, а Яновым занимаюсь), который одна глобальная сила (США) посылает другой глобальной силе (исламу).

ИСЛАМ - ЭТО ГЛОБАЛЬНАЯ СИЛА, ждавшая от США не признания вообще, а устраивающих её предложений. Сформулированных по принципу: хотим от вас того-то, в ответ предлагаем то-то. Убежден, что где-то за кулисами (и как мне кажется, без малейшего участия Обамы) нечто подобное и оговаривалось. Вообразите себе - ресторан… в отдельном кабинете крутые ребята о чем-то договариваются, а на эстраде певец выводит рулады. Важно ли, о чем рулады? Да хоть бы и ни о чем, лишь бы погромче.

То, что было содержанием договоренностей крутых ребят, сидевших в отдельном кабинете, - уже началось в Уйгуристане. И будет продолжено в других регионах мира.

Что же имел в виду Александр Янов, говоря, что нам в Москве нужна такая же каирская речь Обамы? Что в отдельном кабинете будут сделаны серьезные предложения, а с эстрады будут литься сладкие трели? Или что мы прельстимся трелями и… подарим певцу букет из односторонних уступок? Забыв при этом, что на предыдущем его сольном выступлении одни крутые ребята договорились дружить против нас так-то и так-то? И что на пред-предыдущем - другие крутые ребята договорились дружить, опять же против нас, этак и этак?

Это мой первый вопрос к А.Янову.

Второй вопрос. Признание без предложений - это "А-а-а!" Как пел Александр Галич, "это ж только, говорю, соль без запаха". Но даже у соли пустого признания, лишенной предложенческого запаха, есть цвет, вкус и т.д. Нельзя, признавая, унижать, уценивать, разводить, вмешиваться во внутренние дела. И уж тем более, предъявлять односторонний ценностный подход, то бишь аксиологическое назидание. Обама всем этим в Каире не грешил. В отличие от Москвы. Почему? Ислам признается глобальной силой, требующей хотя бы определенного ритуала, а мы - нет. Согласитесь, что иная интерпретация асимметрии между Каиром и Москвой просто невозможна.

И третий вопрос - по преимуществу риторический, но все же. Что такое в американском исполнении ценностный подход, какому бы партнеру по диалогу он ни предлагался? Хотят ли американцы корректировать что-то и в своем понимании ценностей? Подчеркиваю - не нюансов проводимого курса, а именно ценностей? К сожалению, этот вопрос слишком очевидным образом риторический.

Мне справедливо возразят, что А.Янов - за Б.Обаму не отвечает. А значит вопросы не по адресу. Отвечать-то он не отвечает. Но "каирскую речь в Москве" Обаме зачем-то рекомендует. И, знаете ли, важно понять, зачем. Потому что рекомендация эта (а) странная, (б) неслучайная и (в) имеющая отношение - конечно же, не прямое - к тому, о чем крутые ребята договариваются в кабинетах глобального ресторана под бессмысленно-сладкозвучное пение, заглушающее все главное.

Согласно яновским представлениям, сформулированным давно и настойчиво повторенным именно сейчас (причем с очень важными вариациями!), в России борются две тенденции, две исторические традиции. Одну - ту, которую обычно тактично называют почвеннической, - Янов называет "холопской". Неплохой зачин для "каирской речи в Москве", не правда ли? Оговорюсь, что поскольку Янов хочет быть и ментором, и ученым одновременно, то он эту же традицию называет еще и "патерналистской". После чего - дабы не быть заподозренным в избыточном объективизме - в скобках пишет: "холопская". Признание России по "каирской модели", как мы видим, сходу осуществляется, причем по полной программе (шучу).

Итак, одна наша традиция - патерналистская (холопская). Истоком своим для Янова имеющая не татаро-монгольское иго, как для многих других, а победу (цитирую) "в середине XVI века иосифлянской Контрреформации и вдохновленной ею самодержавной революции Ивана IV". Противостоят же этой ужасной традиции (вновь цитирую) "не только века Киевско-Новгородской Руси, но и Европейское столетие постмонгольский России".

С вами разговаривает посланец западного мира. Он делит вас на проигравших холопов и "русских европейцев". На чистых и нечистых. Мог бы он так в Каире поделить умму, в Китае - нацию, нашлась бы исламская или китайская газета, предоставившая ему такую возможность? И впрямь, какая-то гниль в державе нашей, коль скоро сие возможно. Не "иосифлянская" гниль, иная. Та, на которую раз за разом делает ставку Запад вообще, и особенно его так называемая "демпартийная" (а по мне так просто постмодернистская) часть.

В России есть две культуры, кто спорит. Вопрос в другом… Я образую с вами противоречивое единство… Любая историческая общность всегда является противоречивой. Но где мера, нарушение которой приводит к уничтожению общности?

Эта мера всегда задается понятием "чужой", не правда ли? Чужой меня при вас оскорбляет… вы ухмыляетесь. Являемся ли мы с вами после этого общностью, пусть и сколь угодно противоречивой? И коли вы ухмыляетесь и допустимую меру сознательно игнорируете, а значит, игнорируете и саму идею общности, - то чем вы отличаетесь от классической пятой колонны, выдающей себя за какое-то "модернизаторское меньшинство"?

Перейти на страницу:
В нашей электронной библиотеке 📖 можно онлайн читать бесплатно книгу Газета Завтра - Газета Завтра 818 (82 2009). Жанр: Публицистика. Электронная библиотека онлайн дает возможность читать всю книгу целиком без регистрации и СМС на нашем литературном сайте kniga-online.com. Так же в разделе жанры Вы найдете для себя любимую 👍 книгу, которую сможете читать бесплатно с телефона📱 или ПК💻 онлайн. Все книги представлены в полном размере. Каждый день в нашей электронной библиотеке Кniga-online.com появляются новые книги в полном объеме без сокращений. На данный момент на сайте доступно более 100000 книг, которые Вы сможете читать онлайн и без регистрации.
Комментариев (0)